Весна на Караимской улице
Фото: Роман Миненко

Фото: Роман Миненко

«Русская планета» побывала в кенасе — одном из самых необычных зданий Симферополя и Крыма

«Русская планета» восстановила историю культового сооружения караимов — узнала, кто был собственником здания в разное время и почему караимская кенаса смогла вернуться к настоящим владельцам только спустя 84 года.

«Кенаса должна быть красивым зданием, соответственно, дорогим»

Во всем мире насчитывается порядка двух тысяч крымских караимов. Первое упоминание слова «караим» появляется в IX веке. Несмотря на малочисленность, потомки тюркских племен сохранили яркую самобытность и старые традиции, органично вписав их в современный поликультурный мир Крыма. Их религиозное вероучение называется караимизм. Оно основано на Танахе (Ветхом Завете), его изначальном толковании. Караимы не признают Талмуд, позднее толкование Библии, а чтут Тору — пятикнижие Моисеево. По этой причине учение сравнивают, а часто ошибочно приравнивают к иудаизму.

Кенаса — это храм, духовный и культурный центр караимов. Название происходит от древнееврейского глагола «канос», что означает «собирать». Караимы, как правило, используют несклоняемый вариант этого слова — «кенаса», с ударением на последнем слоге.

Симферопольская кенаса находится по адресу Караимская, 6. Раньше на этой улице жили лишь караимы. Сейчас проживает только одна караимская семья. Тогда же, в XIX веке, с ростом численности караимской общины возникает необходимость в постройке храма. До этого богослужения проводились в небольшом, уже старом молитвенном доме. В 1891 году на средства, собранные караимами, начинается возведение кенаса. Через пять лет строительство завершается. За это время происходит один интересный случай. На месте, отведенном под здание, обнаруживают человеческие останки, что вызывает дополнительные издержки и осложнения. В результате почву до определенной глубины изымают, на ее место кладут новую. Территорию освящает газзан — караимский священнослужитель.

– В качестве строительного материала использовали бодрацкий камень, добываемый на берегах реки Бодрак, — рассказывает член общины крымских караимов Сергей Шайтанов. — Чтобы вам было понятнее, я приведу цитату крымоведа и этнографа Е.Л. Маркова. «Бодрацкий камень — самый ценный и красивый материал для местных построек, бахчисарайских и симферопольских. Он напоминает инкерманский плитняк, из которого выстроен Севастополь. Его кладут обыкновенно только в углы и цоколи зданий; для сплошной кладки он слишком дорог, зато вечен и не нуждается в штукатурке».

Сергей подытоживает:

– Караимы считают, что кенаса должна быть красивым зданием, соответственно, дорогим.

Караимский храм построен в эклектическом стиле, сочетающем черты готической, мавританской и византийской архитектуры, что характерно для конца XIX века. Мягкий восточный колорит и изящество кенаса сочетается с геометрической строгостью и пропорциональностью форм. Наверное, единственное здание в Симферополе, на которое невольно засматриваешься, проходя мимо. При этом, не совсем понимая, как оно могло здесь оказаться. Фрагмент ушедшей эпохи, невольно затесавшийся среди современных многоэтажек и частных домов.

– К сожалению, имя архитектора до сих пор не установлено, — говорит Сергей Шайтанов. — На территории двора находилась специальная железная беседка, в ней проводились религиозные обряды во время праздника урожая, называемого Суккот. Также во дворе располагались мидраш, начальная приходская школа и фонтан для омовения. Перед тем, как зайти в кенаса, ты должен был вымыть руки и ноги, а у входа разуться. До сегодняшнего дня ни одна из построек не сохранилась.

«Нас вынуждали отказаться от места проведения богослужений»

С приходом советской власти на полуостров в жизни караимов ничего не меняется и службы в храме продолжаются. 12 октября 1922 года с Админоргуправлением НКВД подписывается договор о бесплатном пользовании кенаса. На следующий год учреждается симферопольское караимское религиозное общество. Тем не менее, 5 марта 1930 года кенаса, как культовое сооружение, была ликвидирована.

Шайтанов объясняет это следующим образом:

– Схема в те годы была одна — вынудить религиозную общину отказаться от места проведения богослужений. Тогда уже начались гонения на религии. Людей в кенаса ходило все меньше, они боялись преследования властями. Средств на содержание храма не хватало. И в 1930 году у караимов собирают подписи, чтобы передать здание в пользу караимского клуба. В клубе создаются разнообразные кружки: театральные, рукоделия, изучения языка. Доподлинно не известно, но есть мнение, что до 1934 года богослужения в храме еще проводились, только тайно. Ведь клуб позиционировался как культурный центр, а не как религиозный. И это могло грозить неприятностями.

С 1934 года по 1936 год кенаса перестраивается. Если раньше в здании был один сплошной этаж, то теперь храм разделили на три уровня. Внутри все было сметено. Религиозная символика устранена. Снимаются балконы, на которых молились караимские женщины. По традиции, только мужчины могли молиться на первом этаже. Женщины поднимались по отдельной лестнице на этаж выше и возносили молитву оттуда. Поверх шестиконечной звезды на фасаде здания была установлена красная пятиконечная.

– В 1936 году кенаса передают под радиоузел, — сообщает Шайтанов. — Богослужения проводятся либо на квартирах, либо в доме рядом с кенаса по адресу Караимская, 4. Во время фашистской оккупации в здании располагаются немецкие конюшни. С 1949 года по 1991 год, с роспуском советской властью религиозной общины, богослужения не проводятся совсем. Такая же ситуация складывается с другими кенаса по всему Союзу. Некоторые храмы закрываются, используются не по назначению, другие сносятся. В советское время функционирует только одна кенаса — Тракайская, в Литовской ССР.

«Звук в кенаса был просто отличным»

Почти 80 лет старинный молитвенный дом караимов занимает редакция радиовещания гостелерадиокомпании «Крым». Бывший директор радио «Крым», заслуженный журналист Украины Елена Резевич так вспоминает этот период:

– С 30-х годов радио начинает выходить в эфир. Но никак не может разрешиться вопрос о помещении для студий и оборудования. Думаю, здесь сыграла роль позиция государства и все нарастающее притеснение религий. В определенный момент большинство зданий религиозных общин использовалось не по назначению. Симферопольская кенаса — не единственный пример.

После реконструкции караимского храма радиоузел занимает все три этажа. К слову, были прорублены дополнительные ряды окон на первых двух этажах. Раньше свет попадал в кенаса только сквозь верхние витражи. На каждом из уровней располагались различные студии. На первом находились редакционные кабинеты, на втором — центральная аппаратная, фонотека, помещение для звукооператоров, на третьем — большая студия звукозаписи. От себя могу сказать, что звук в кенаса был просто отличным и разведен удобно. Проработала я в этом культовом сооружении 38 лет, с 1976 года. Сейчас, к сожалению, здание сильно обветшало. Мы ничего с этим поделать не могли. Деньги на полноценную реконструкцию или капитальный ремонт не выделяли.

Конечно, к тому, что здание хотят вернуть караимам, отнеслись спокойно. Оно принадлежит им по праву. Но возникло две проблемы — некуда было переезжать, в бюджете не хватало денег на выселение оттуда редакции. Возможность представилась только в конце 2013 года.

Сегодня коллектив радиоредакции ГТРК «Крым» продолжает работать в новых помещениях на улице Студенческая, 14, где находятся и другие службы гостелерадиокомпании.

«Караимов в здание не пускали»

Чтобы попасть на территорию кенаса, нужно пройти пропускной пункт. Посторонних сюда не пускают. Во внутренний дворик меня проводят газзаны симферопольской караимской религиозной общины Александр Бабаджан и Игорь Шайтанов. Над нами возвышается величественная громада храма. Бабаджан говорит:

– Одного взгляда достаточно, чтобы убедиться — здание в ужасном состоянии. От него отваливаются целые куски. Дождевых стоков практически не осталось, и вода стекает прямо по стенам кенаса.

Мы обходим храм по кругу. На уровне второго этажа растянуты металлические сетки. В них покоятся каменные обломки и ветки. Мне поясняют:

– Это единственное, что было сделано с восьмидесятых годов. Натянули сетки, чтобы камни не падали на голову. Еще залатали крышу, так как во время дождя заливало третий этаж. Проводился ремонт во внутренних помещениях или нет, точно не скажу. Караимов в здание не пускали. Может быть, что-то и делали.

Игорь Шайтанов останавливается у мемориальной доски, прикрепленной слева от входа в кенаса:

– В 1979 году караимский храм вносят в реестр памятников архитектуры и градостроительства. А в 1992 году на фасаде здания была открыта мемориальная доска. Табличка, что мы видим перед собой, изготовлена из не представляющего для похитителей ценности материала. Установлена она была в 2000-ом году, когда украли старую, сделанную из металла.

В храм ведут массивные красные двери. От них вверх поднимаются две колонны, узкие и высокие. Свет проникает в здание сквозь витражные округлые и стрельчатые окна. Фасад украшен резными деталями. Декоративная мощь здесь доведена до предела. Венчает здание красная большевистская звезда.

Внутри, напротив, нет и намека на внешнее величие. Вдоль стен уложена старая техника и колонки, валяются размотанные бобины, свисают провода. Двери в кабинеты открыты. В них стоят выпотрошенные столы, разбросан ненужный хлам.

– Пока не ясно, что с этим делать, — сообщает Бабаджан. — Официально здание станет нашим после оформления всех документов. Тогда и будем решать. От бывшего радиоузла осталось многое. К примеру, на втором этаже находится нетронутая фонотека на тысячи бобин. Но, в целом, сплошной мусор.

Мы поднимаемся на третий этаж и заходим в просторный зал. Помещение занимает весь верхний уровень.

– С 2012 года каждую субботу богослужения проводились здесь, — Шайтанов обводит рукой комнату. — Это стало возможным со сменой руководства радио «Крым». Директор более активно пробивал вещи, связанные с переездом радиоузла и позволял нам здесь собираться. До этого разрешали находиться только во дворике, да и то, чтобы отмечать национальные праздники. Каждый раз приходилось договариваться заново. Религиозные службы проводились в вечерней школе на улице Чехова.

Оказавшись снова во внутреннем дворике, Александр Бабаджан рассказывает о планах на будущее. По его словам, есть программы максимум и минимум. Первая предполагает восстановление кенаса в ее первозданном виде. Но для этого нужна большая сумма денег, а значит помощь государства и международных фондов. Другой вариант подразумевает постепенную реконструкцию храма. На данном этапе планируется использовать здание и кабинеты, как они есть.

– Хотим также создать музей, информационный центр, где будут храниться архивы, библиотеку, учебный класс, ансамбль и кафе с национальной кухней, — делится информацией газзан. — Теперь у нас большие планы на будущее. Мы долго добивались и ждали возвращение кенаса. Целых 23 года. Наконец, свершилось! Конечно, все к этому шло. Но с присоединением Крыма к России вопрос решился моментально. 

Нет метадона ЗПТ Далее в рубрике Нет метадона ЗПТКак выживают наркозависимые после запрета заместительной терапии в Крыму Читайте в рубрике «Титульная страница» Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина СарсанииСмерть знаменитого актера и футбольного функционера вызвала вопросы Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина Сарсании

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»