Цвет и голос Черного моря
Фото: Анна Чудакова / «Русская планета»

Фото: Анна Чудакова / «Русская планета»

Как эксперименты в штормовом бассейне на ЮБК отразились на будущем науки, и что этот бассейн может ожидать в дальнейшем

Кацивели — небольшой поселок на южном берегу Крыма. Всего каких-то полвека назад здесь кипела жизнь. Часть территории поселка была отведена под морской экспериментальный полигон, исследования на котором проводили сотрудники севастопольского гидрофизического института. Именно здесь когда-то строилась специальная лаборатория для изучения жизни под водой. Это были эксперименты в продолжение легендарного Ихтиандра — первого подводного дома в союзе. Также здесь была построена обсерватория с радиотелескопом, уникальная платформа, для изучения свойств моря, гидрометеорологическая станция, штормовой бассейн и многое другое. Сегодня все это покосившиеся здания с облупленной краской, стоящие почти в полном запустении. Пребывание в некоторых из них может быть просто опасно для жизни.

Прародителем севастопольского гидрофизического института, и экспериментального полигона по праву считается известный геофизик, академик АН СССР инженер-капитан первого ранга Василий Шулейкин.

– Василий Владимирович Шулейкин был родом из интеллигентной семьи, — рассказывает корреспонденту «Русской планеты» старший научный сотрудник Морского гидрофизического института Анатолий Сизов. — Его карьера развивалась довольно быстро. В 28 лет он был уже профессором и преподавал в различных вузах. Но при всем при этом ему не сиделось на месте.

Так, в 1921 году, после своего путешествия по Черному морю он опубликовал статью под названием «О цвете моря».

– Василий Владимирович занимался изучением физических свойств моря, — рассказывает корреспонденту «Русской планеты» Антон Георга-Копулос, заместитель директора Морского гидрофизического института (МГИ). — Например, он проводил исследования по цвету моря. То есть: почему вода то голубая, то серая. Это были его первые работы. До этого он исследовал пресную воду, а потом распространил свою деятельность на воды мирового океана. Он изучал разнообразие отражения и поглощения света.

Главной идеей профессора было исследование физических процессов в море, в океане, при различных условиях. Например, для измерения количества тепла, выделяемого под воздействием солнца, ученый изобрел специальный прибор актинометр, который измеряет прямую солнечную радиацию.

– Далее он начал изучать как тепло просачивается в нижние слои воды и выяснил, что они перемешиваются за счет ветра, — рассказывает Анатолий Сизов. — Также он изобрел микробарограф, который измеряет колебания атмосферного давления с высокой точностью. А еще прибор, который измеряет низкочастотные инфразвуковые волны, возникающие при сильном ветре, он назвал их «голос моря». Благодаря этому прибору можно предвидеть надвигающийся шторм.

«Другие, реальные данные»

Причиной, побудившей профессора заняться изучением «голоса моря», стала его научная экспедиция на пароходе «Таймыр». Во время нее один из членов команды, наполнив водородом оболочку шара-зонда, приблизил его к уху и почувствовал резкую боль. Тогда профессор не смог объяснить причину этого явления, но позже он связал этот случай с голосом моря, а также предположил, что именно он, а точнее низкочастотные звуковые волны могли стать причиной того, судно «Мария Целеста» беспричинно покинул экипаж.

– Это одна из легенд Бермудского треугольника, — рассказывает Антон Георга-Копулос. — Бригантина «Мария Целеста» была найдена в 1872 году, при этом там не было никого из членов экипажей. То, что причиной этого стал «голос моря», все еще является одной из версий. Эксперименты по этому вопросу ведутся сейчас и на западе, и у нас. Но мы не занимаемся изучением психологического воздействия низкочастотных волн на человека. Хотя некоторые изобретения в этой связи уже есть, например, звуковое оружие.

Фото: Анна Чудакова / «Русская планета»

Для того чтобы на практике более подробно изучить, с какой скоростью движется шторм, как развиваются штормовые волны и многое другое, Василий Шулейкин решил построить в Кацивели штормовой бассейн.

– Это было сложное послевоенное время, — рассказывает Анатолий Сизов. — Стране нужны были деньги на восстановление городов, но все же союз изыскал средства для строительства бассейна. За работами Шулейкина пристально следил Сталин. Он уделял много внимания его экспериментам и понимал, насколько они важны.

В итоге в 1953 году работы по строительству бассейна были завершены. Круглое здание диаметром 40 м, шириной 2 м и высотой 4 м заполнялось морской водой примерно на 3,5–4 м.

– По его периметру установили 21 вентилятор, — говорит ведущий инженер МГИ Станислав Кулешов. — Он выполнял многоцелевые задачи. Моделировал волновые процессы от ряби до предельного развития волн (той точки, после которой они просто обрушаются). Развитие кинематики волн тут были изучены до предельного процесса. Фотографирование волн происходило с центральной башни, на которой был установлен специальный фотоаппарат. Стекла для бассейна были высокопрочные, изготовленные по спецзаказу на ленинградском заводе «ЛОМО».

Штормовой бассейн позволил ученым изучать и различать волны по направлениям и тематикам. Например, проект «Тайфун», который проходил в этом бассейне, помогал изучать тропические циклоны, их направление, силу и многое другое. В результате оказалось, что в данном бассейне можно моделировать даже тропические тайфуны.

– Для работы над экспериментами профессор привез своих студентов и сотрудников из МГУ, — говорит Анатолий Сизов. — В бассейне они проводили моделирование как надводных, так и подводных ядерных взрывов. Удивительным было то, что математические расчеты этих экспериментов были одними, а на практике выходили другие, реальные данные.

«Грязная игра в науке в те годы была нормой»

Подобный круглый штормовой бассейн — единственный в мире. В других странах, например, в Японии тоже есть штормовые бассейны, но они прямоугольной формы.

– В Японии ученые изучали цунами, — говорит Антон Георга-Копулос. — Для этого у них тоже есть бассейн, но он изготовлен по старой схеме, прямоугольный формы. Поэтому они ограничены в своих моделированиях. У них не получается разогнать волны до определенной скорости и силы, а у нас кругообразный бассейн позволял это сделать. Сегодня нам тоже нужен такой бассейн, чтобы те вещи, которые мы знаем пока только в теории, мы могли бы подтвердить и на практике.

После смерти Сталина внимание к штормовому бассейну сильно ослабло. Многие эксперименты, проводившиеся в нем, были засекречены министерством обороны, и в научных кругах поползли слухи о том, что данный бассейн был неверно спроектирован и что он бесполезен для науки. Люди стали называть его не иначе как «сельдетрон».

– Созданный Шулейкиным штормовой бассейн полностью оправдал и выполнил возложенные на него функции, — говорит Антон Георга-Копулос. — Просто многие эксперименты, проходящие на нем, были предназначены для военных нужд и засекречены. И Сталин, и Берия высоко ценили работу профессора, но когда пришел к власти Хрущев, ему сообщали иную информацию. Грязная игра в науке в те годы была нормой.

Друг Хрущева академик Михаил Лаврентьев сам рассказывал о том, как однажды, оказавшись с Хрущевым в самолете, пытался развлечь Никиту Сергеевича историями о жизни и работах в научных кругах. Не обошел стороной он и штормовой бассейн, сообщив главе государства об идеях Шулейкина про «голос моря», и о том, что якобы благодаря этому он и получил сталинскую премию и стал академиком. В итоге в 1956 году Василий Шулейкин был уволен, сначала с поста директора Морского гидрофизического института, а в 1958 и с должности начальника Черноморской гидрофизической станции. Но, несмотря на все сложности, он продолжил свои работы по изучению физики моря, хотя продолжать эксперименты уже не мог.

Сегодня штормовой бассейн находится в весьма плачевном состоянии.

– Фундамент бассейна сейчас сильно поврежден, — говорит Станислав Кулешов. — Двадцать четыре года этим никто не занимался, а там были оползни, которые его и повредили. Нужно было постоянно его поддерживать, производить текущие ремонты, но средства не выделялись.

Вход в штормовой бассейн закрыт. Его стены насквозь проржавели, а стекла какие-то растащили, а какие-то хранятся внутри.

– В 90-е годы тут все пришло в запустение, — рассказывает корреспонденту «Русской планеты» Сергей Казаков, ученый секретарь Черноморского гидрофизического полигона РАН в Кацивели. — После перехода Крыма в Россию нам многое обещали. В итоге мы перерегистрировали организацию под российское законодательство, но все имущество осталось в крымской юрисдикции. Только сейчас приехали федеральные органы, чтобы сделать его перечень, и я надеюсь передать обратно в нашу собственность. Штормовой бассейн, конечно, можно восстановить и сегодня, но он требует больших вложений, а обещаний властей с каждым годом становится все меньше.

«Крымская земля никогда не успокоится» Далее в рубрике «Крымская земля никогда не успокоится»Почему недавнее землетрясение на полуострове осталось незамеченным, и когда ожидать новой активности крымской земли Читайте в рубрике «Титульная страница» Смерть пенсионерки на блок посту или битва за пенсии продолжаетсяНовым трагическим сообщением на днях взорвались СМИ ДНР. Смерть пенсионерки на блок посту или битва за пенсии продолжается

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»