Мангупская погибель
Стена и башня цитадели, пещеры на Дырявом мысе — последний рубеж сопротивления туркам. Фото: Дмитрий Смирнов

Стена и башня цитадели, пещеры на Дырявом мысе — последний рубеж сопротивления туркам. Фото: Дмитрий Смирнов

Последняя битва легендарного крымского княжества Феодоро

Находки, сделанные в этом году на Мангупском плато, где в Средние века находилась столица крымского православного княжества Феодоро, позволили ученым дополнить картину его гибели и подробно ее реконструировать. Работы велись на территории княжеского дворца, где оборонялись последние защитники города, и возле крепостных стен, где более пяти столетий назад османские войска ходили на штурм и строили первые в истории крымских войн артиллерийские батареи.

Христианское княжество Феодоро (в переводе с греческого — «Дар Божий») оставило в истории неглубокий, но любопытный след: чего стоит, например, символ его княжеского рода — двуглавый орел, доставшийся в наследство от Византии, а впоследствии, через родство с восточноевропейскими правителями, оказавшийся на российском гербе.

Феодоро существовало примерно с начала XII века до конца XV. О более точной датировке ученые спорят до сих пор, ведь средневековых документов, способных пролить свет на этот вопрос, сохранилось мало. Так же историки дискутируют и о происхождении правящего дома княжества, в частности есть версии, что феодоритские князья были ветвью византийских и трапезундских императорских семейств Комнинов и Палеологов, или происходили от знатного армянского рода Гаврасов. Известно, что Феодоро образовалось из части бывших византийских владений в Крыму, заняв земли в западной части горного Крыма и полосу южного берега от современной Балаклавы до Алушты, а столица княжества — город Мангуп — находилась на плато горы, называющейся теперь Баба-Даг. Население было многонациональным, но состояло в основном из крымских готов, греков и алан. Православные феодориты жили в тесном соседстве с мусульманами (крымскими татарами) и католиками (генуэзцами), но если с первыми они сохраняли мирные и взаимовыгодные торговые отношения, то с генуэзскими колониями, распространившимися практически по всему крымскому побережью, велись частые, кровопролитные войны. И попытка примирения Феодоро и Генуи состоялась лишь, когда соперники оценили угрозу, исходившую от Османской империи, задумавшей завоевать Крым.

Первый этап: легкие победы

После взятия турками Константинополя в 1454 году и окончательного падения Византии, вторжение османской армии в Крым стало неизбежным. Султан и его соратники хотели превратить Черное море в «османское озеро», ведь полное владение черноморским бассейном, через который шли важные торговые пути, связывавшие Европу с Китаем и Индией, открывало широкие перспективы и для обогащения, и для единовластного контроля над огромным, богатым природными и людскими ресурсами регионом. Завоеванию полуострова, разными частями которого владели тогда генуэзцы, Крымское ханство и православное княжество Феодоро, предшествовал длительный период войн Османской империи со своими южными, восточными и восточно-европейскими соседями.

– Весной 1475 года султан Мехмед II отправил в Крым корабли с 50–тысячным войском под командованием визиря Гедика Ахмет Паши, — рассказывает руководивший археологической экспедицией Александр Герцен. — Начальная фаза вторжения проходила для турок успешно. Они осадили генуэзский город Кафу, который быстро сдался, не способный противостоять турецким пушкам, а затем отправились вдоль побережья, захватывая колонии-крепости генуэзцев.

Судя по турецким рукописям, в первых столкновениях войск Гедика Ахмет Паши с Феодоро, был уничтожен замок-крепость Фуна, которая находилась недалеко от современной Алушты и захвачен порт-крепость Каламита, что возле нынешнего Инкермана. После этого османской армии оставалось лишь покорить столицу княжества Феодоро — город, стоявший на плато 250-метровой горы, ныне известной, как Мангуп в Бахчисарайском районе.

Второй этап: осада длинной в полгода

В первых числах июля 1475 года турки подошли к Мангупу и устроили лагерь напротив южного склона. Историки оценивают число войск, направившихся для его взятия, в 25–30 тысяч человек. Внушительный корпус был нужен, чтобы блокировать весь периметр горы — примерно 350 гектаров. Снабжалась армада за счет экспроприации продуктов и скота у местного населения, кроме этого было налажено и сообщение с прибрежными гарнизонами, куда морем доставлялись припасы и оружие.

– Главной силой в распоряжении мангупского князя Александра, пришедшего к власти незадолго до турецкого вторжения, были 300 валахов — отборных воинов, которых прислал Стефан Великий, женившийся на мангупской княжне Марии, — продолжает Александр Герцен. — Остальное войско — так называемая, ближняя дружина и то, что мы сейчас называем ополчением — вооруженные простые жители. Сколько всего — неизвестно, но можно предположить: защищать огромный город со всеми его укреплениями (площадь около 90 гектаров, — Примеч. авт.) должны были несколько тысяч человек. Особенно, если учесть, что осада длилась почти полгода — рекордное время сопротивления для той эпохи. Ресурсы людские были, вода из источников на плато была, продовольствия тоже хватало, судя по тому, что мы находили в подвалах дворца, разрушенного при взятии города турками, груды обугленного зерна. Но огнестрельного оружия — пушек, ружей, как у врага, не было.

Сначала османы думали обойтись одной батареей, обстреливавшей два участка стен на южной стороне крепости, но уже вскоре стало ясно, что такая тактика не даст результатов.

– У турок имелось много пушек, особенно небольших, по раскопкам нам известны ядра более десятка различных небольших калибров, — говорит Александр Герцен. — Были и огромные орудия, калибра 35 и 42 сантиметра. Дальнобойность такой артиллерии более километра, но прицельная дальность всего двести метров. Пушки поставили чуть далее этого расстояния, ведь ближе подойти не могли, попадая под град стрел из крепости. Поэтому без особого ущерба для оборонявшихся потратили много ядер. Ходили и на штурм, оказавшийся безуспешным. Например, Эвлия Челеби, турецкий путешественник, описывает некую железную калитку, которая была на южном обрыве и где были основные штурмовые действия, при которых турки потеряли 5 000 человек. Это преувеличение, не могли они там десятую часть всего своего войска потерять, но потери, конечно, были существенные. Там же, с южной стороны Мангупа, осталось кладбище, где они хоронили убитых (а защитники Феодоро сделали некрополь для павших в центральном храме города, — Примеч. авт.).

Спустя некоторое время османы решили построить вторую батарею, на противоположном — северном склоне горы. Решив, видимо, что со стороны, где нет столь высоких обрывов, город более уязвим. Здесь, по данным археологов, сделали более 20 площадок для орудий, три из которых были крупного калибра. При этом одна из пушек по какой-то причине взорвалась: ее фрагменты были найдены при исследовании северной батареи. Однако и этот участок обороны феодоритов, хоть и построенный еще в VI веке византийцами, оказался весьма надежен.

Город держался упорно, несмотря на бомбардировки с двух сторон, яростные атаки янычар, и отсутствие помощи. Турецкие документы говорят о пяти мощных попытках штурмовать Феодоро, которым предшествовали периоды тщательной артиллерийской и инженерной подготовки. Каждый из них отбивали с большим ущербом для врага. Но в декабре оборона была прорвана.

Третий этап: хитрость и резня

Очевидцы штурма Мангупа сообщают: город был захвачен в результате хитрости османов, имитировавших отступление, выманивших отряд защитников за стены, а потом ударивших из засады у южного склона и ворвавшихся в открытые главные ворота крепости, в районе балки Капу-дере.

– Наши археологические данные не подтверждают данное развитие событий, — замечает Александр Герцен. — Удалось установить, что был прорыв напротив северной батареи. Здесь есть разрушенная стена, куда турки влепили несколько ядер большого калибра — до десятка попаданий, а три ядра было найдено засевшими в кладке. Мы исследовали участок перед этой стеной — площадь три на четыре метра, но там было найдено более 120 стрел и десяток свинцовых пуль, что говорит о массированной атаке. Может быть, прорвали оборону и сразу в двух местах.

После прорыва турок начались бои на плато, и город подвергся сильнейшему разрушению. Главными же очагами сопротивления стали: отдельно стоявший в центральной части городища княжеский дворец и цитадель — укрепление на самом неприступном мысе Мангупа, называемом Дырявом из-за множества выдолбленных в нем пещер. Дырявый мыс, как гласят исторические реконструкции, пал последним. Бились там отчаянно, ведь отступать можно было только в обрыв.

– Нынешние исследования внесли изменения в картину гибели Феодоро, — объясняет ученый. — Выяснилось, что защитники дворца смогли продержаться не час, не ночь, а сравнительно долго. Может неделю. В руинах дворца мы нашли не только наконечники османских стрел, но и осколки их каменных ядер, что говорит о долгом сопротивлении, ведь пушки нужно было притащить, установить, к тому же такая операция оправдана, когда нападавшие убедятся в невозможности победить другими способами. О накале борьбы можно судить, например, по найденному турецкому ножу. Нож дорогой, с обкладкой из толстой золотой пластины, на которой фрагмент молитвы. Но клинок сломался, и оружие в пылу схватки просто бросили, как ненужную вещь. Также раскопки показали: дворцовый комплекс не был единым, замкнутым сооружением и, похоже, последние феодориты заперлись в отдельно стоящих зданиях.

Помимо следов сражения, среди находок этого года, сделанных во дворце и сданных археологами на хранение в фонды Бахчисарайского историко-культурного заповедника, есть фрагменты уникального именного сервиза с инициалами князя Исаака (к которому накануне турецкого вторжения прибывали послы Великого князя Московского Ивана III, чтобы договориться о свадьбе мангупской княжны с сыном российского правителя). Есть и другие предметы быта — посуда, привезенная из Китая, что свидетельствует о широких торговых связях Мангупа.

Финальным эпизодом битвы стала «великая резня», устроенная турками.

– Этому трагическому событию есть археологические подтверждения, — говорит Александр Герцен. — Очень показателен, например, склеп, оказавшийся забитым человеческими скелетами, и все они имели вмятины в черепах, значит, людей не резали, а глушили камнями или дубинами. Да и по всему плато археологи находили скелеты, буквально чуть присыпанные землей.

Князей — Александра и его дядю Исаака — удалось захватить живыми. Гедик Ахмет Паша отправил их в Стамбул. Там они были казнили. А княжество Феодоро прекратило свое существование, и символ его правителей — двуглавый орел — надолго покинул Крым.

«Инновации проходят “через кровь”» Далее в рубрике «Инновации проходят “через кровь”»Заместитель министра транспорта Крыма — о будущем дорог на полуострове Читайте в рубрике «Титульная страница» Путин ответилОтветы на самые актуальные вопросы, которые задали президенту, читайте на Русской Планете Путин ответил

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»