Нет метадона ЗПТ
Фото: vk.com

Фото: vk.com

Как выживают наркозависимые после запрета заместительной терапии в Крыму

С 20 мая в Крыму полностью прекращена заместительная метадоновая терапия для потребителей инъекционных наркотиков, поскольку такой «метод лечения» наркомании в России запрещен. Вместе с тем, украинские и крымские правозащитники начали бить тревогу: по их словам, после остановки получения синтетического наркотика в Крыму из 800 наркозависимых умерло 20 человек. Сторонники признанной в Украине легализации «аптечных» наркотиков считают, что крымских наркоманов необходимо срочно эвакуировать на материк и дать возможность продолжить метадоновую программу, иначе они начнут умирать от обострения сопутствующих хронических заболеваний, «ломок» и суицидов.

По данным Госслужбы Украины по вопросам противодействия ВИЧ-инфекции и другим социально-опасным заболеваниям, в Крыму более 600 пациентов заместительной поддерживающей терапии (ЗПТ) вернулись к употреблению наркотиков, остальные уехали на Украину или отправилась на лечение в Российскую Федерацию.

«На материк уезжать не захотели»

Сотрудница Крымской полевой миссии по правам человека Виктория Ермолаева рассказала «Русской планете», что помогать этим наркозависимым в Крыму некому. По ее словам, они испытывают сильные боли в теле, а вызывая скорую помощь, получают отказ от лечения и совет пройти детоксикацию в наркодиспансере. Но этот путь мало кто выбирает, поскольку, по мнению пациентов, он не эффективен.

– Предлагаемая российскими наркологами детоксикация уже не поможет этим людям. К тому же она платная, а денег у наркозависимых в большинстве случаев нет, — рассказывает Виктория Ермолаева. — Плюс метадоновую терапию назначали тем наркозависимым, которые уже проходили детоксикацию, и она им не помогла. Что толку от такого лечения, когда выйдя из больницы, они снова идут на улицу и покупают наркотики, — считает правозащитница.

Правозащитники на Украине призывают бывших метадоновых пациентов уехать на материк, где они могут снова включиться в программу ЗПТ. Но обеспечивать пациентов жильем, питанием или работой никто не собирается. Проблемами крымских пациентов ЗПТ первые месяцы занимался Международный Альянс по ВИЧ/СПИД в Украине. Как рассказал «Русской планете» представитель Альянса Павел Скала, на данный момент поддержка со стороны организации прекратилась.

– В рамках нашего проекта у Альянса была возможность, начиная с мая, принимать пациентов ЗПТ из Крыма. Обращались и консультировались многие, но по факту за два месяца переехали на материк только 56 пациентов. Остальные по разным причинам не смогли или не захотели переезжать. Поскольку поток пациентов из Крыма закончился в июне, и одновременно обострилась ситуация на Донбассе, мы начали принимать в проект беженцев из зоны так называемой АТО. Там, в связи с боевыми действиями, возникли проблемы с транспортировкой метадона, поэтому мы стали принимать пациентов и оттуда. Приняли уже около 70 человек, — говорит он.

Сейчас на диспансерном лечении в Симферополе находятся лишь несколько бывших метадоновых наркомана. Остальные либо прошли детоксикацию еще в конце мая, либо вернулись к прошлому образу жизни. Один поступивший на днях пациент еле передвигается и почти не говорит, двое других — отворачиваются от фотокамеры и отказываются общаться с корреспондентом. Говорят: «Что нам сказать? Мы неблагополучные, да еще и с криминальным прошлым».

Сотрудники стационарного отделения Республиканского наркологического диспансера в общении с корреспондентом «Русской планеты» отмечают, что после запрета метадона они вздохнули с облегчением. По их словам, периодически наблюдались вымогательства со стороны наркоманов и угрозы, если не даешь завышенную дозу.

– Пациенты оказывают постоянное давление на врачей. А в апреле-мае началась атака отделения. Их предупредили заранее, что программа заместительной терапии закрывается. Им был отведен достаточный срок для прохождения детоксикации, но они тянули вплоть до мая, когда полностью прекратилась выдача метадона, — вспоминают медработники. — Более сознательные пациенты сразу обратились за помощью. Остальные ждали до последней таблетки и думали: «А вдруг метадон еще разрешат». Больные были взвинчены, ждали дозы, кричали, оскорбляли, даже пытались «зажимать» медсестру в процедурном кабинете. Во время ночных назначений дежурят две санитарки и две медсестры. После этого случая они по одной никогда не ходят по отделению. А полгода назад ВИЧ-инфицированный наркоман дважды нападал на доктора, чтоб тот дал ему наркотик. И в итоге искусал ему лицо, — с ужасом вспоминают медсестры.

«Словно к кормушке, шла за новой дозой таблеток»

Своей историей с «Русской планетой» решила поделиться бывшая пациентка ЗПТ из Симферополя 27-летняя Ирина. Стройная невысокая брюнетка с вьющимися волосами и красивыми зелеными глазами располагала к себе и, на первый взгляд, казалась совсем обычной и здоровой. Хотя ее помутневший взгляд и затяжная речь говорили о надломленном состоянии.

Ирина находилась в программе заместительной терапии в течение трех лет. Она пошла на это, поскольку устала ежедневно искать деньги на наркотики и опасаться, что придет милиция. Метадон позволял ей уйти от инъекций и не чувствовать боли от «ломки». Девушка осознавала, что действие метадона через день заканчивалось, и она, словно к кормушке, шла за новой дозой таблеток. Ирина хотела бросить, начать нормальную жизнь, но не знала как. Замкнутый круг разорвался, когда в Крыму ЗПТ запретили.

– 19 мая я последний раз приняла метадон, после чего программа в Крыму закрылась. Следующий день был самым тяжелым для нас. Умолять врачей выдать нам таблетки было бессмысленно, ведь 20 мая все препараты из медицинских учреждений были изъяты. «Ломку» я переживаю до сих пор: страшно ломит суставы, все тело жжет огнем, мучает бессонница. Спустя два месяца я так и не смогла излечиться и прийти в себя. Это очень тяжело, — признается собеседница.

По ее словам, в Симферополе было нескольких человек на программе, которые умерли от сопутствующих заболеваний и передозировок, поскольку не выдержали и пошли колоться. Она считает, что запрет на ЗПТ не должен касаться самых тяжелых групп риска — ВИЧ-инфицированных и больных туберкулезом, которым препарат помогал сдерживать сопутствующие наркомании заболевания. По ее наблюдениям, все бывшие пациенты терапии сильно похудели и теперь похожи на зомби.

Сама же Ирина перед метадоновой терапией более 7 лет употребляла инъекционные наркотики — опиум и «винт». Она занималась проституцией и два года отсидела в женской колонии за распространение наркотиков. Говорит, что такой путь не выбирала, — жизнь сама распорядилась. Тяжелое детство в бедности было омрачено еще и алкоголизмом отца, который на этой почве лишился рассудка и хотел зарезать ее и мать. В 12 лет она ушла на улицу и встретилась с парнем, который затянул ее в проституцию и наркоманию.

С терапией пациентка связывает и положительные изменения в своей жизни: в этот период она смогла забеременеть и родить ребенка. К сожалению, девочка родилась с врожденным пороком сердца. Сейчас дочку Ирины воспитывает 65-летняя бабушка, пока мать находится на лечении. Сама девушка говорит, что больше всего на свете хочет находиться с ребенком, но в ее нынешнем состоянии она даже не может взять дочку на руки из-за сильной ломки суставов.

«Ломка метадоновых наркоманов слишком преувеличена»

В разговоре с корреспондентом «Русской планеты» главный врач Республиканского наркологического диспансера Владимир Строевский высказал мнение, что после запрета метадоновой терапии в Крыму ничего особенно не произошло, а так называемая «ломка» сильно преувеличена в наркомире, чтобы получать «ренту» — бесплатный паек метадона. Он также опроверг информацию о фактах гибели 20 наркозависимых жителей Крыма из-за отказа от заместительной терапии. По словам Строевского, с начала года в Крыму умерло одиннадцать наркозависимых, которые болели хроническими заболеваниями. Это не является последствием отказа от метадоновой программы. Он отметил, что смертность среди наркозависимых в Крыму по сравнению с предыдущими годами снизилась.

– Никаких забастовок и акций протеста не происходит вопреки тому, что могут заявлять правозащитники. Еженедельно мы проверяем, где находятся все участники бывшей программы заместительной терапии. Поэтому мы знаем всех, кто уехал на Украину, но потом возвратился обратно, потому что они там особо никому не нужны, — считает нарколог.

По словам главврача, все сведения о физических страданиях и муках бывших метадоновых пациентов не более чем преувеличение. Большая часть больных, которые самостоятельно смогли уйти из метадоновой программы, говорили, что они за четыре дня смогли «переломить» это состояние и жить дальше. Сама программа бесплатной детоксикации, согласно медицинским стандартам России, рассчитана на 21 день, после чего наступает нормализация состояния больного. В это время наркозависимые принимают симптоматические препараты по снижению болей в теле, от бессонницы, тревоги, спазмов кишечника или других симптомов постнаркотического состояния. Препараты, предлагаемые в РФ, помогают, но не вызывают «кайфа». По статистике таким способом вылечиваются до 45% больных наркоманией.

Строевский напомнил, что в большинстве своем наркозависимые ЗПТ добавляли себе к таблеткам метадона еще другие «уличные» наркотики, что вызывало усиленный эффект, поскольку сам метадон не приносил «кайфа». Кроме того в «метадоновый дворик» (так врачи называли место выдачи препарата, — Прим. РП) сливалась и масса нелегальных таблеток, что стало своеобразным бизнесом для некоторых медсотрудников и пациентов. Ежедневно приходя за новой дозой таблеток, на территории медцентров собирались вместе потребители инъекционных наркотиков, налаживая связи и рынок сбыта метадона «сверх» полагаемой дозы. Главврач убежден, что запрет ЗПТ в Крыму поможет лечить наркозависимых совсем на другом уровне.

– Мало просто убедить человека пройти лечение в диспансере в течение 21 дня, после чего он вернется к прошлой жизни, а нужно проводить с ним постоянную психологическую работу, на которую может уйти несколько лет. В РФ выделяются индивидуальные субсидии для больных наркоманией, чтобы помочь им уходить в реабилитационные центры, где сформирована замкнутая система медицинской и социальной реабилитации. И совсем скоро в Крыму будут открываться новые по своей технологии реабилитационные центры, готовые оказывать помощь тысяче больных со всех регионов России. Для этого мы создадим все условия, — заключил он.

«Нас оскорбили заявления рабочих» Далее в рубрике «Нас оскорбили заявления рабочих»На предприятии «Крымпласт» началась ревизия с участием народного ополчения Крыма. Руководство с претензиями не согласно Читайте в рубрике «Титульная страница» Зураб Соткилава: «Смерти нет!»Ушел человек-легенда, подаривший минуты подлинного счастья любителям оперы Зураб Соткилава: «Смерти нет!»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»