«Нам кричали “гнида журналистская!”»
Фото: Дмитрий Смирнов

Фото: Дмитрий Смирнов

«Русская планета» встретилась с крымскими журналистами, побывавшими в плену у «Правого сектора»

24 августа в зоне боевых действий в районе Донецка внезапно пропала связь с крымскими журналистами Евгенией Королевой и Максимом Василенко. Эта новость взбудоражила многих, поскольку было уже несколько случаев, когда на Донбассе исчезали журналисты, а их дальнейшая судьба оказывалась либо трагичной, либо неизвестной по сей день. Но крымчанам повезло — плен продлился всего двое суток и сейчас они уже дома. Сегодня «Русская планета» встретила их на симферопольском железнодорожном вокзале.

Женя и Максим побывали на Донбассе несколько раз, начиная с апреля этого года. Последний визит длился чуть более двух недель, и журналисты уже возвращались домой, но ситуация кардинально изменилась.

– Мы сели в Донецке на автобус и поехали в Запорожье, откуда безопаснее всего на наш взгляд отправиться поездом в Крым, — рассказывает Евгения Королева. — Проехали несколько блокпостов ДНР, затем несколько украинских и все было, как обычно: останавливается автобус, выходят люди, выстраиваются в ряд с паспортами, у них проверяют документы, затем руки — нет ли потертостей на пальцах от курка или синяков от автоматов на плечах. Если нет подозрений, человек заходит обратно в автобус и едет дальше. Но на очередном украинском блокпосте проверяющие взялись тщательно досматривать личные вещи и нашли у нас журналистские аккредитации, выданные ДНР. А потом обнаружили на фотоаппарате Максима снимки, которые он сделал во время шествия украинских военнопленных в Донецке. И началось…

Никаких объяснений проверяющие слушать не хотели. И повели себя крайне агрессивно, потеряв всякий контроль над своими эмоциями.

– Все вещи отобрали, телефоны, стали кричать, что мы принадлежим к террористам, — рассказал «Русской планете» Максим Василенко. — Мне приказали лечь на землю в позе «звездочки» и кто-то, передернув затвор автомата надо мной, принялся угрожать расправой. Потом подошел какой-то человек, приказал встать. Я не расслышал и получил удар в голову.

После этого журналистов посадили в автомобиль и повезли в неизвестном направлении.

– Кругом ночь, местность незнакомая, да и по сторонам не очень-то посмотришь из-за конвоя, — рассказали они «Русской планете». — Куда нас привезли, осталось загадкой. Когда приехали, вывели нас из машины с черными пакетами на головах и куда-то повели. Сняли же эти пакеты только перед зданием, над которым висел черно-красный флаг «Правого сектора». Конечно, стало страшно.

Первые 12 часов плена Женя и Максим провели в подвале на базе «Правого сектора», пребывая в полной неизвестности и не предполагая, как сложится их судьба. Это были, по их словам, самые страшные часы в жизни.

– Унылое, темное помещение с импровизированным унитазом, где кроме нас было еще 11 человек, среди которых одна женщина, — вспоминает Евгения. — Этих людей охранники из «Правого сектора» называли пособниками ДНР, говорили, что они все, как и мы, были задержаны на блокпостах. Говорили, что некоторых из них они будут менять на своих пленных, а некоторых передадут СБУ. Сами же пленные не шли с нами на контакт. Может, думали, что мы провокаторы.

Только на следующий день журналистов перевели в более приемлемое помещение и даже принесли завтрак. Также им позволили сделать по одному звонку.

– Я решил позвонить своему коллеге-фотокорреспонденту, но связь была очень плохая, и он так ничего и не понял, — уверяет Максим. — А Женя звонила подруге. Маме она принципиально не сообщала, что поехала на войну, а редакцию не могла позвонить, потому что была возможность звонить только на украинские номера, а в редакции уже российский.

После этого крымчан разделили по разным комнатам, и к ним наведался человек, который представился следователем службы безопасности «Правого сектора».

– Сказал, что он будет расследовать наше дело. Кстати, ни с кем из милиции или СБУ мы не общались, все время имели дело только с «Правым сектором», — сказал «Русской планете» Максим Василенко. — Правда, нас не били и не пытали. Хотя попытки были. Периодически в двери ломились какие-то вояки, кричали нам «гнида журналистская!», но охранник останавливал их, говоря, что относительно нас имеется приказ — не трогать. А то, что мы крымчане, не вызывало особенного негатива. Скорее любопытство.

Так прошли еще сутки. А затем вновь появился следователь и сообщил, что в ситуации разобрались, и ребята будут отпущены.

– Он извинился, сказав, что нас готовы доставить в ближайший населенный пункт, откуда можно добраться до поезда, чтобы поехать в Крым, — продолжает Евгения Королева. — Вернули все вещи, удалив из фотоаппарата все снимки, и даже выделили деньги на билеты.

Доставили журналистов в райцентр Покровское Днепропетровской области, откуда они на автобусе добрались в Запорожье, а оттуда поездом в Симферополь.

– Все хорошо, что хорошо кончается, но могло быть совсем иначе. Там же законы военного времени. И такая ситуация, что в одном батальоне не знают, что делается в другом, — рассказали Женя и Максим. — Впрочем, знаете, все равно хочется туда снова поехать, ведь не отпускает мысль: кто, если не мы обо всем будет рассказывать?

Под рубрикой «Война» Далее в рубрике Под рубрикой «Война»Как начиналась Первая мировая война в Крыму Читайте в рубрике «Титульная страница» Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина СарсанииСмерть знаменитого актера и футбольного функционера вызвала вопросы Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина Сарсании

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»