«Здесь наползают друг на друга множество археологических слоев»
Деревянные рыбацкие лодки. Фото: Элина Мятыга / «Русская планета»

Деревянные рыбацкие лодки. Фото: Элина Мятыга / «Русская планета»

Как древние греки сделали берег села Заветное популярным крымским курортом, и кто там живет сейчас

Старик жилист и худощав. Его острые скулы чуть выдвинулись вперед. Впавшие щеки покрылись белым соленым налетом и коричневыми пятнами под воздействием отражения солнечных лучей от глади Черного моря. Морской загар спускается по морщинистой шее и переходит на подтянутую, почти мальчишескую грудь. На старческих руках, порезанных бечевкой, виднеются старые шрамы, напоминающие потрескавшуюся от времени древесину. Сидя на берегу, старик чинит сети.

Неподалеку от него на корточках сидят другие рыбаки. На морских волнах рядом с берегом покачиваются пришвартованные деревянные лодки. Люди не словоохотливы, они полностью поглощены своим занятием.

Здесь же стоит лачужка, в которой рыбаки хранят свои снасти, проводят свободное от работы время за прохладительными напитками и игрой в нарды. Вход в лачугу охраняет большой белый сторожевой пес дворянской породы. Подойдя к запертым воротам, я вижу молодого парня, что-то объясняющего одному из пожилых рыбаков. Под звонкий лай пса мне все же удается обратить на себя их внимание.

Алексей — так зовут юношу — индивидуальный предприниматель. Официально рыбный промысел оформлен на него.

– Я сын бригадира, — говорит Алексей. — В нашем селе другой работы просто нет. В советские времена был совхоз, но потом его разворовали и развалили. Почти ничего не осталось.

Село, в котором живут и работают рыбаки, называется Заветное. Оно расположилось на юго-востоке Керченского полуострова.

– Первое документальное упоминание села встречается в Камеральном описании Крыма 1784 года, — рассказывает корреспонденту «Русской планеты» крымский историк Александр Пилипенко. — Судя по манифесту императрицы Екатерины, в последний период Крымского ханства Джаниш Такиль входил в Дин Керченский судебный округ Кефинского главы уезда. Затем, видимо, вследствие эмиграции крымских татар в Турцию, последовавшую вслед за присоединением Крыма к России, деревня опустела и вновь встречается на военно-топографической карте 1817 года, где деревня Яныш-Такил (это название поселение носило вплоть до 1945 года) обозначена разоренной.

Рыбаки вытаскивают сети. Фото: Элина Мятыга / «Русская планета»

«Сплошные ряды античных поселений»

Рядом с Заветным в V веке до нашей эры располагалось древнее городище Акра. Вблизи него обнаружено несколько небольших поселений, основанных в результате колонизации греками юго-восточной части Крыма.

– Сегодня Заветное — это, казалось бы, убогая, редко заселенная местность, каких в Крыму немало, — рассказывает Александр Пилипенко. — Трудно даже представить себе, что здесь буквально наползают друг на друга множество археологических слоев. В древние времена здесь кипела человеческая жизнь. Торговля, промыслы, досуг и цивилизация били здесь ключом еще в античную эпоху.

Находки свидетельствуют, что заселение местности началось еще до первого появления древних греков. В районе ныне исчезнувшего села Стрелкового располагалось древнее городище Чанкал, где сохранилось каменное погребение одного из догреческих обитателей этих мест — каменный ящик из камней объемом по полметра кубических и весом более тонны каждый. Возможно, так хоронили киммерийцев, по имени которых названо все государство Боспор Киммерийский, — по легенде, это первые обитатели Восточного Крыма.

– Самые смелые датировки появления здесь древнегреческих колоний датируются 600 годом до нашей эры. Хотя про страну Киммерию греки знали еще в гомеровскую эпоху, это IX–VIII века до нашей эры. Скорее всего, только начинавшие плавать эллины черпали знания у тогдашних повелителей моря — финикийцев, хорошо разбиравшихся в дальних берегах, особенно с точки зрения прибыли и наживы.

Историк рассказал, что на мысе Такиль нашли следы пребывания финикийских мореплавателей: это установили по фрагментам алебастра, желто-синего стекла и амулета в виде просверленной раковины каури, характерного для носителей финикийской культуры. По всей видимости, мореходов заинтересовали залежи железной руды неподалеку, в местности, ныне называемой Красный Курган. С началом Железного века этот металл стал основным материалом и в труде, и в торговле. Как опытных рыболовов, финикийцев интересовали и возможности улова в море у здешних берегов.

Рыбаки чинят сети. Фото: Элина Мятыга / «Русская планета»

– Однако уже вскоре, в VI–V веках до нашей эры, побережье прочно освоили главные конкуренты финикийцев — древние греки, — говорит историк. — В это трудно поверить, глядя на унылый степной ландшафт вокруг, что в первом тысячелетии до нашей эры здесь вдоль моря были сплошные ряды античных поселений. Как современное курортное побережье, где поселки плавно сменяются пансионатами, виллами, частными домовладениями или общественными зданиями. Примерно так и выглядел этот забытый людьми уголок всего две тысячи лет назад. Если бы вы проехали вдоль моря по тогдашнему Боспору Киммерийскому, то по дороге чередовались бы города и поселки, плантации, рыболовные бараки, трактиры и таверны, базары, виллы, храмы, скотоводческие фермы, военные укрепления, поминальные склепы, и так по кругу.

«Умерших хоронили на подстиле из раковин мидий и устриц»

Остатки этой былой роскоши и великолепия нет-нет, да и вылезут на поверхность в наши дни. Вот трактор пашет поле под кукурузу, и вдруг из-под земли начинают выходить осколками гераклейские амфоры, питьевые килики из Синопа, рюмкообразные ножки, ручки от посуды из Фасоса, пухлогорлые сосуды из Хиоса, ионийские чаши, тарелки, светильники, солонки, обломки боспорского калиптера (строительной черепицы для усадеб) или миниатюрной кастрюли с бороздкой для крышечки. Изделия из черной, красной, серой и светлой глины, покрытые черным, бурым и красным лаком, с геометрическими узорами, надписями и рисунками. Испорченная надпись с лицом бородатого мужчины, начинающаяся на букву «М». Клейма-печати с именами астиномов (аналог сегодняшних полицейских), Попоса, Микрия, Каллисфена, Посия, часто с датами их полномочий.

– Очень часто находят створки мидий и устриц, рыбьих останков — только не современных, а древних, — рассказывает Пилипенко. — Ведь когда здесь цвела цивилизация, объем вылавливаемой и потребляемой продукции исчислялся многими тысячами тонн. Рыбная ловля существовала здесь с глубокой древности и не прекращалась даже тогда, когда города и храмы античного периода уже давно стояли в руинах.

В VI веке уже нашей эры была последняя попытка возродить на Боспоре греческую цивилизацию. И вот в этом веке поселенцами была оставлена серия могильников, в которых умерших хоронили на подстиле из раковин мидий и устриц. Более чем исчерпывающий образ, в котором отображен основной род занятий местного населения.

Затем пришли века забвения. Степь наступала на руины античных храмов, городов и вилл. В греческих и римских склепах устраивали свои погребения вожди кочевников, вероятно половцев, XII–XIII веков.

– В XIV–XV веках в этих краях появляются венецианцы и генуэзцы. Словно подражая давно исчезнувшим финикийцам и эллинам, они основывают по всему побережью фактории, пристани, рыболовные и пиратские стоянки.

В последующие века здесь господствовали подданные Крымского ханства. Небольшие поселения на месте населенных пунктов Заветное (Яныш-Такыл), Коренково (Коп-Такил), Костырино (Ченгелек), Яковенково (Кыз-Авул), Кутиково (Бештарым), Пащенково (Каравы), Стрелковое (Чорелек), Трехгорное (Кончек) были заселены скотоводами и рыбаками.

Рыбак на караве (сети с опорами для ловли рыбы, стоящие в море) высматривает рыбу. Фото: Элина Мятыга / «Русская планета»

С присоединением Крыма к Российской империи к крымским татарам присоединились колонисты: крестьяне-украинцы из Херсонской и Черниговской губерний, болгары, немцы-лютеране. Все они в силу бедности и незащищенности прав вскоре попали в кабалу к влиятельным дельцам-помещикам. Первый, фон Бок, сдавал землю в аренду крестьянам, а свободные руки использовал в рудниках, тоже принадлежавших ему, — быть может, начатых еще финикийцами. Впоследствии карьер перешел в управление Бельгийского акционерного общества, которое построило в тех краях даже железную дорогу.

– Вторым некоронованным владельцем тех мест был граф Олив. Он сосредоточил в своих руках все восточное побережье — впрочем, не только его: Оливу принадлежали морские берега в самых разных местах Крыма, вплоть до Фороса. Один из поселков на ЮБК так и называется с тех пор «село Олива». Рыбаки платили графу за право выхода в море и пользования рыбацким флотом, а откупщики взимали десятину с улова. В год вылавливали 1,7 млн тонн сельди и другой рыбы. В советское время на основе рыболовецкой артели был создан крупный рыбколхоз имени Сталина.

Основатель российской ветви Оливов — Вильгельм Николаевич Олив — был французом, выходцем из древнего дворянского рода из северной провинции Бретань. Он родился в Америке, куда его родители бежали во время революции 1789 года. Позже, когда к власти во Франции пришел Наполеон Бонапарт, семья вернулась. После взятия Парижа русскими Олив перешел на службу в русскую армию и стал адъютантом царевича Константина Павловича. В первой половине 1830-х годов семья Олив перебралась в Крым. Здесь Олив-старший возглавлял комиссию по сооружениям дворцовых зданий на Южном берегу Крыма и за строительство знаменитых дворцов был возведен в звание камергера.

«Главное, работа тут не скучная»

Сегодня Заветное — это небольшие частные домики, пансионат и детский лагерь. Почти все местные жители занимаются рыбным промыслом. По сути, это династия рыбаков, которые передают из поколения в поколения знания и опыт по добыче рыбы.

– Если я не дам им работу, то они возьмут наркотики, — говорит бригадир и наставник Виктор Дмитриевич, указывая на двух мальчиков, трудящихся на этом промысле. Артур и Вадим, так зовут ребят, в этом году закончили 9 класс, но с самого детства они помогают рыбакам ловить рыбу.

– Я хочу учиться дальше, — говорит Артур. — Но пока каникулы, работаю с рыбаками. У меня бабушка пожилая, родители в городе живут, а мне надо ей помогать.

Бригадир рассказывает, что рыбный промысел осуществляется с марта по октябрь, зимой же идет ремонт лодок и снастей.

– Сколько летом мы поймаем, на то и живем весь оставшийся год, — говорит хозяин промысла Алексей. — Тут работают одни и те же люди. Я все детство провел с ними. Затем окончил университет в Керчи, по специальности я инженер первой категории. Но другой работы для себя даже не представляю. Хотите с нами на выемку рыбы поплыть?

Рыба вялится в рыбацкой лачуге. Элина Мятыга / «Русская планета»

Деревянная лодка с веслами покачивается на волнах. Создается ощущение, что за прошедшие 2 тыс. лет тут ничего не поменялось. Пятеро рыбаков запрыгивают в лодку. Мы подплываем к сетям.

– Сети очень тяжелые, — говорит Алексей. — Нужно приложить много силы для того, чтобы их вытащить.

Погрузив рыбу на дно лодки, возвращаемся на берег. Пока мы плывем, рыба всячески пытается спрятаться и ищет укромные места на дне лодки.

– Тут ловится в основном ставрида и барабулька, — рассказывает Алексей. — Иногда попадается белуга, которая идет на нерест, в пресную воду. Зимой ловится сельдь. Еще попадается петушок — очень красивая, разноцветная рыба. Мы ее жарили и уху варили. Главное, что работа тут не скучная.

Другие рыбаки на берегу угощают нас вяленой рыбой. Одного их них зовут Сергей. Раньше он работал на рыболовецком судне.

– На судне работать сложнее, — говорит Сергей. — Мы ловили тюльку, и прямо на судне был завод, где ее обрабатывали, консервировали и делали шпроты.

Еще один рыбак, Александр, раньше был подводником.

– В Заветное я переехал, когда женился, — говорит Александр. — Родился же я в Умани Черкасской области. Я был военным, 12 лет провел под водой, теперь на Украину меня не пустят. Российский паспорт я тоже сделать не могу, из-за чего и пенсию не получаю, проблемы с пропиской.

Простившись с рыбаками, мы едем обратно — вдоль деревянных домиков, сельских магазинов, соленого озера, лечебных грязей, по рыбацкой земле, хранящей в себе тайны еще античных времен.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Мы новый град построимВозможно ли перенести столицу России за Урал — и надо ли? Мы новый град построим

Комментарии

26 августа 2015, 10:41
Может быть когда-то здесь будет популярное туристическое место
23 октября 2015, 11:42
нужны инвестиции и не маленькие в эту зону побережья, в эти два села. Об этом, живущие там, мечтают давным-давно, все надежды на Россию остались.За годы украинства село было убито напрочь-водопровод разрушен, газа нет, сельскохозяйственная и животноводческая деятельность практически умерла..спасибо ,что электричество есть в домах..надо полностью менять руководство села, может тогда что-либо с мертвой точки сдвинется
23 октября 2015, 11:37
"Я был военным, 12 лет провел под водой, теперь на Украину меня не пустят. Российский паспорт я тоже сделать не могу, из-за чего и пенсию не получаю, проблемы с пропиской"....какая-то странная ситуация, сколько знаю военных в Керчи - ни один не остался без гражданства России и пенсии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»