Гробницы грабили и закатывали в асфальт
Фото: Дмитрий Смирнов

Фото: Дмитрий Смирнов

«Русская планета» побывала на могиле предводительницы крымских амазонок

Ровно 227 лет назад, в мае 1787 года, во время посещения Крыма императрицей Екатериной II, происходило немало исключительных событий. В их числе — создание единственного в своем роде воинского формирования, женской Амазонской роты под командованием Елены Сарандовой-Шидянской. История жизни и смерти этой дамы, причастной к событиям первого присоединения полуострова к России,отчасти сохранилась в архивах, но место ее могилы не было известно историкам. Корреспонденту «Русской планеты» удалось найти человека, который знает, где в Симферополе покоятся останки капитана амазонок. Последнего, вероятно, свидетеля, помнящего, каким было исчезнувшее в 30-х годах прошлого века местное христианское кладбище.

Мой собеседник — Константин Аверкиев, бойкий девяностолетний мужчина, коренной симферополец и легенда спелеологии, именем которого названа одна из крымских пещер. Мы встретились в переулке Крылова, недалеко от центрального рынка Симферополя.

– Здесь прежде был въезд на городское кладбище, а в этом доме до прихода большевиков жил кладбищенский священник по фамилии Молчанов, — говорит Константин Владимирович, показывая на крепкое одноэтажное здание. — Затем попа выгнали, а в дом сразу шесть семей поселили. В том числе и моего отца с его матерью. И я здесь живу с тех пор. Мальчишкой было интересно бродить по старому погосту, изучать надписи на памятниках. Запомнилась и могила некой загадочной амазонки. Уже в зрелом возрасте я узнал историю этой женщины.

Доказательство Потемкина

Рассказов о крымской Амазонской роте немало, и все они черпаются из двух источников: заметки, опубликованной в журнале «Москвитянин» за 1844 год и статьи заведующего архивом российского императорского двора Григория Есипова, вышедшей в сборнике «Исторический вестник» в 1886 году.

«Москвитянин» сообщает: накануне путешествия Екатерины II на полуостров князь Потемкин рассказал императрице, что Балаклаву в Крыму населяют греки, отличившиеся храбростью в борьбе против турок — в том числе и женщины. Екатерина попросила доказать данное утверждение. Тогда Потемкин отдал приказ командиру Балаклавского полка Чапони срочно подготовить роту из числа местных жительниц, дав ей название Амазонской.

– Такое название возникло не случайно, — рассказал «Русской планете» историк Виктор Шилов. — Известно, что императрица лелеяла так называемый греческий проект — обустройство причерноморских территорий в соответствии с античными традициями. Именно поэтому городам давали греческие названия: Севастополь, Евпатория, Херсон. Амазонки же — легендарное племя женщин-воительниц — жили, согласно древнегреческим историкам, в том числе, на побережье Крыма, в окрестностях современных Севастополя и Балаклавы. Правда, археологических свидетельств их пребывания там не обнаружено.

Командовать балаклавскими амазонками поручили 19-летней Елене Сарандовой, жене одного из офицеров местного гарнизона. Ей присвоили чин капитана. И уже через два месяца Амазонская рота, составленная «из ста благородных жен и дочерей балаклавских греков», обученных стрельбе, фехтованию и умению держаться в седле, встречала государыню у селения Кадыковка (теперь это место — часть современного города Балаклава), подтверждая фразу Потемкина о храбрых наследницах легендарных крымских воительниц. А еще через пару месяцев роту распустили.

Последняя просьба

Упоминание капитана Амазонской роты в «Историческом вестнике» переносит к событиям, произошедшим много позже путешествия Екатерины II в Крым. Автор статьи рассказывает, что обнаружил письмо князя Воронцова (бывшего губернатора Новороссии), датированное сентябрем 1848 года. Тот докладывал министру императорского двора о получении письма из Симферополя от Елены Сарандовой-Шидянской, которая пишет: мол, в свое время представляла амазонок императрице, была осыпана милостями и с того времени не беспокоила никакими просьбами, но достигнув старости, лишившись зрения и находясь в крайней бедности, молит об оказании пособия.

– Среди бумаг Таврического губернатора Владимира Пестеля, которые есть в Государственном архиве Крыма, лежит дело «О пожаловании Шидянской трехсот рублей в единовременное пособие», сохранился и ее портрет в старости, — продолжает историк Виктор Шилов. — Деньги, как сказано в деле, выдали согласно прошению, написанному Шидянской. К тому времени она похоронила и первого мужа — балаклавского капитана Сарандова, и второго — титулярного советника Шидянского, к которому переехала жить в Симферополь. Чем она занималась и почему оказалась в нищете — неизвестно. Но можно предположить, что благодаря пособию была достойно похоронена на христианском кладбище, в секторе, где хоронили знать.

При этом местонахождение могилы, замечает историк, считается утерянным. Имеются лишь отрывочные сведения. К примеру, в журнале 1917 года, изданном Таврической ученой археологической комиссией, есть статья о симферопольском кладбище с несколькими иллюстрациями, в том числе с рисунком памятника в форме креста и надписью: «1849 года сентября 4–го скончалась капитан амазонской роты Елена Шидянская на 95 году своей жизни».

Квартал на костях

Константин Аверкиев ведет меня среди домов и зелени квартала, образованного улицами Крылова, Караимской, Козлова и Севастопольской.

– Здесь лежал весь христианский Симферополь, тысячи людей, умерших с конца 18-го века до первых лет советской власти, — рассказывает он. — Каждый наш шаг — по могилам и костям. А самое престижное место было возле дома, где я живу. Сплошь могилы губернаторов, генералов, дворян. Хорошо помню склепы князей Долгоруковых, Нарышкиных, графа Де Мезона. Среди них стоял и крест Шидянской, из желтого известняка.

Мы подходим к давно запущенной спортплощадке возле дома № 30 на улице Севастопольской, и Константин Владимирович указывает один из ее углов, где в метре от старого ясеня якобы похоронена амазонка.

– Исчезать погост стал в 1934 году, — продолжает Аверкиев. — Была такая организация — «Воинствующий богоборец», целью которой было уничтожать следы прошлого, включая могильные кресты.Кроме того,«богоборцы» ходили по кладбищу и буром просверливали землю. Когда бур доставали со следами ракушечника, значит, наткнулись на склеп. Могила вскрывалась, грабилась. Но захоронение Шидянской не тронули, только крест снесли. Сначала на этом месте ничего не было, а после войны сделали спортплощадку. Просто залили асфальтом, не раскапывая грунт. Думаю, останки амазонки до сих пор целы.

Мы с Константином Владимировичем стоим возле спортплощадки. Он вспоминает, как на месте разрушенного некрополя в 1937 году начал появляться жилой квартал, как надгробные плиты закладывали в фундаменты домов. Кстати, ученые склонны доверять информации старожила.

– Вопрос точного места могилы Сарандовой–Шидянской нужно, конечно, детально изучать, но Аверкиева мы знаем, верить ему можно, — сообщила «Русской планете» замдиректора по научной работе Музея истории Симферополя Людмила Вьюницкая.

Переименомания Далее в рубрике ПереименоманияЗачем в Симферополе меняют названия улиц Читайте в рубрике «Титульная страница» Путин ответилОтветы на самые актуальные вопросы, которые задали президенту, читайте на Русской Планете Путин ответил

Комментарии

07 июля 2014, 11:38
Очень интересно!
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»