Палласова реконструкция
Бюст Петра Палласа, единственный в Крыму. Фото: Дмитрий Смирнов

Бюст Петра Палласа, единственный в Крыму. Фото: Дмитрий Смирнов

Что происходит в старинной симферопольской усадьбе, скрытой от посторонних глаз

«Русская планета» побывала в одном из старейших домов Симферополя — усадьбе академика Петра Палласа — и узнала, как происходит его реконструкция и что ожидает этот памятник архитектуры и истории в ближайшем будущем.

Один колодец, один дом

Посетители симферопольского парка Салгирка в районе проспекта Вернадского часто обращают внимание на расположенный в глубине комплекс старинных одноэтажных, крытых черепицей домов, с невысокой белой башней в восточном стиле и трубами-дымоходами, стилизованными под минареты. Это усадьба, в которой с 1795 по 1810 год жил немецкий ученый, естествоиспытатель, путешественник и географ Петр Паллас, за свои труды на благо России обласканный самой императрицей Екатериной II.

Эти постройки сегодня — одни из старейших, сохранившихся в Симферополе. Пару лет назад мастера отремонтировали и покрасили обшарпанный десятилетиями фасад центрального здания, починили крышу и принялись за реконструкцию внутренних помещений. Воссоздание этого памятника архитектуры, при Украине носившего статус национального, идет и сейчас, но что именно происходит внутри — интрига для жителей города. Специалисты «Крымпроектреставрации», работающие в доме, и руководство историко-археологического заповедника «Неаполь Скифский», в чьем ведении находится усадьба, говорят: как минимум до следующего лета ворота будут закрыты для посетителей. «Русской планете» удалось побывать на экскурсии по реставрируемому памятнику.

– От усадьбы, какой она была при жизни Палласа, тут мало что осталось, — говорит директор заповедника «Неаполь Скифский» Юрий Зайцев, открывая низкую калитку, ведущую в просторный квадратный двор. — Более-менее сохранился лишь колодец, он до сих пор на своем первоначальном месте, глубиной метров пять, с хорошей водой, и так называемый, хозяйский дом — тот, что сейчас покрашен желтой краской. Этот дом был основой домовладения, появившегося в XVIII веке. А длинные здания, стоящие напротив, справа и слева от него: каретный сарай, дома управляющего, службы, жилье прислуги, кухня — либо серьезно изменялись, либо пристраивались в более поздние времена.

Считается, что самыми первыми хозяевами усадьбы в тогдашнем пригороде были какие-то богатые татары, эмигрировавшие из Крыма в Турцию. После этого здесь, судя по архивным документам, несколько лет существовал хутор Михайловский. Затем хутор стал владением немецкого академика, а усадьба, названная им в честь жены Каролиновкой, превратилась в некий центр светской жизни крымской столицы. Постоянными гостями Палласа были и представители городской знати, и многие именитые путешественники, проезжавшие через Симферополь.

– Прежде собственностью владельцев Каролиновки была вся территория нынешнего парка и университетского Ботанического сада, — продолжает Юрий Зайцев, ведя нас в главный корпус, перед входом в который сушатся свежевыкрашенные фигурные карнизы. — Поэтому каменного забора, ограждающего комплекс сейчас, не было, он появился гораздо позднее. А к хозяйскому дому со стороны двора была пристроена деревянная веранда на высоком цоколе, но ни остатков, ни описания ее не сохранилось. Хотя реставрация идет по специальному проекту, который основывается на сведениях, имеющихся у историков и архитекторов.

Первый проект возрождения комплекса появился еще в 1979 году, и целью его было не только привести здания в приличный вид, но и создать здесь крупный реставрационный центр. Эта идея была отличная, ее с воодушевлением приняло ученое сообщество, да так и осталась нереализованной (небольшая реставрационная мастерская занимала несколько лет «угол» усадьбы, да и ту в итоге выселили чиновники). Теперь в восстанавливаемых помещениях хотят организовать несколько музейных экспозиций.

– Мы действуем согласно реставрационному проекту, где прописаны и обоснованы все элементы здания. Пока речь идет только о хозяйском доме, остальными постройками займемся после того, как с ним закончим, — объяснил «Русской планете» сотрудник «Крымпроектреставрации» Халил Халилов. — Многих документов, необходимых для полноценного воссоздания, не сохранилось, но известно главное — дом татарского типа, известного периода постройки, а этому периоду присущи характерные общие черты. Поэтому внешний облик и некоторые элементы внутреннего убранства мы воспроизводим близко к оригиналу. Сейчас на объекте работают три наших реставратора, без спешки, аккуратно.

Неизбежная трансформация

Мы заходим в первое помещение восстанавливаемого дома, поднявшись со двора на веранду по ступеням. Возле них трудятся реставраторы, раскрашивающие очередной деревянный наличник. Внутри — инструменты рабочих, мешки стройматериала, запах стройки и полумрак.

– Кроме капитального ремонта была проведена полная перепланировка: убрали перегородки, сделали дверь, сделали санузел, ведь в будущем музее без туалета никак, — рассказывает Юрий Зайцев. — В этом помещении планируем сделать и кассу музея, и знакомить посетителей с личностью Петра Палласа. Повесим информационные стенды, поставим бюст академика. Этот бюст, хранящийся в фондах нашего заповедника, похоже, единственный в Крыму. Его сделали еще в советское время, когда хотели восстанавливать усадьбу, и с тех пор он так невостребованный и стоит.

Полная перепланировка сделана не только на веранде. В большей части хозяйского дома, разделенного прежде на несколько небольших проходных комнат, пришлось снести внутренние стены для организации музейных экспозиций в просторных помещениях.

– Произошла неизбежная трансформация, теперь кроме предбанника-веранды есть два больших зала и два маленьких, — объясняет Юрий Зайцев, приглашая следовать в первый большой зал, гулкий, белый, с прекрасным наборным деревянным потолком в восточном стиле. — Тут до реставрации сохранялась оригинальная столярка, но она была в таком состоянии, что реставрировать не представлялось возможным. Пришлось заказывать новые рамы, по образцу старых, такие же затейливые.

Здесь же при ремонте стен обнаружился уникальный след, доказывающий, что изначально постройка действительно была татарской.

– Нашлась полукруглая островерхая ниша, служившая вытяжкой под переносные жаровни — типичный предмет быта восточного дома, — говорят реставраторы. — В такие металлические жаровни насыпали угли, ставили в специальные ниши и грели помещение. Видно, что какое-то время вытяжкой пользовались, затем, вероятно в начале XIX века, когда дом переиначили на европейский манер и построили обычные камины обогрева, она была неким элементом декора и неоднократно белилась, судя по слою известки, а потом была заложена камнем.

Кстати, в этой нише нашелся единственный элемент первоначальной отделки помещений — фрагмент камня с орнаментом и пара кусков фигурного карниза. Теперь старинную вытяжку реставраторы собираются восстановить, украсив мраморной плиткой.

– В глобальных планах создать здесь музей крымских скифов, но это не так быстро. Ближайшее событие — открытие в этом зале выставки, посвященной амфорам, думаю, это произойдет к следующему лету, — уверяет Юрий Зайцев, заводя меня в соседнюю большую комнату с аналогичным наборным потолком, светлым дощатым полом и двумя окнами, выходящими на цветники Ботанического сада. — Выставка станет называться «Древняя амфора — от рождения до смерти». Мы покажем амфоры, как объекты во всем их многообразии, начиная от тары, культового сосуда, до предметов изобразительного искусства и строительного материала, например.

Две маленькие комнаты в доме планируют использовать для служебных нужд заповедника «Неаполь Скифский». Здесь разместится фондохранилище и будет работать администрация. В одном из этих помещений и сейчас уже трудятся археологи, занимаясь обработкой и изучением находок, сделанных сотрудниками заповедника, в том числе, на территории древних городищ Ак–Кая и Неаполь Скифский. По углам на полу расставлены всевозможные реставрируемые сосуды, а на столах разложены пронумерованные черепа и кости — останки крымских скифов. Таким образом, археологи продолжают традиции академика Палласа, занимавшегося в этих же стенах различными научными изысканиями.

– Даже до окончания ремонта мы готовы сюда перебраться, ведь в тех комнатах, где мы сейчас обитаем, в бывшем доме управляющего усадьбой, аварийная обстановка, — добавляет директор заповедника. — Грибок на стенах, с потолка капает, когда дожди идут или снег тает.

Частная собственность и руины

Мы снова спускаемся во двор и направляемся в дальний его угол, по пути осматривая различные постройки, составляющие комплекс усадьбы.

– Напротив главного корпуса — каретный сарай, его перенесли, разобрав, а затем, сложив по камешку, метров на 15–20 вглубь двора, когда при реконструкции парка Салгирка прокладывали пешеходную тропу по берегу реки, — рассказывает Юрий Зайцев. — А вот это белое здание, стоящее вплотную к хозяйскому дому — частная собственность какого-то богача из Киева и что делать с таким соседством пока непонятно совершенно. Этот домик построили в начале 80-х годов прошлого века, так же, как и башню-обсерваторию, стоящую рядом, поэтому ни пристройка, ни башня не являются памятниками, хотя находятся в составе усадьбы. Но если башня осталась под присмотром Таврического университета, то у пристройки, где находилось симферопольское отделение Крымской астрофизической обсерватории, в прошлом году поменялся хозяин.

Как сообщили «Русской планете» реставраторы, сначала астрономов после реорганизации обсерватории выселили из помещений, а потом, в последние «украинские» месяцы, там появлялись неразговорчивые люди, быстро сделали внутри солидный евроремонт, но после референдума и присоединения Крыма к России исчезли, наглухо закрыв двери и окна.

Университетская башня–обсерватория примыкает к крылу дома управляющего. Этот дом капитально перестроили в середине XIX века, а при советской власти он был перепланирован «под кабинеты». Теперь здание почти необитаемо из-за аварийного состояния стен и крыши, только в нескольких сырых комнатах ютится хозяйство заповедника. Но на противоположной стороне двора, где стоит крыло так называемых хозяйственных служб усадьбы, дела еще печальнее: дом, ставший складом давно никому не нужных вещей, уже попросту рушится.

– Сами видите, что состояние объекта ужасное и требуется капитальная реставрация всем зданиям, — говорит директор заповедника. — Но мы иллюзий ни по поводу скорого восстановления дома управляющего, ни по хозяйственному крылу не питаем. Дай Бог, хоть один главный корпус до ума довести. В этом случае есть надежда: на имя министра культуры Крыма Новосельской мы составили смету на 2015 год с перечнем необходимых для завершения реконструкции работ и суммой, которую нужно для этого потратить — около 800 тысяч рублей. Минкульт же пообещал всячески нам способствовать и деньги выделить.

«Деньги — первый признак государства» Далее в рубрике «Деньги — первый признак государства»Когда и зачем Крым выпускал собственную валюту Читайте в рубрике «Титульная страница» Мы новый град построимВозможно ли перенести столицу России за Урал — и надо ли? Мы новый град построим

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»